АССОЦИАЦИЯ РАЗВИТИЯ МЕДИЦИНСКИХ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ. НЕКОММЕРЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
(495) 728-64-32
Поиск:
Открытое письмо Министру Бойко и Зарубину в отставку! Немедленно!!!

Содержание

Тормоза цифрового

здравоохранения

 

Открытое письмо Министру

Бойко и Зарубину в отставку! Немедленно!!!

В России есть все условия для создания системы цифрового здравоохранения и мы ни в чем не уступаем другим странам по возможностям:

·         ИТ в нашей стране развиваются более 60 лет. Накоплен огромный опыт. Более 600 компьютерных систем 200 российских фирм. Уровень разработок не ниже, а иногда и выше зарубежных.

·         Наличие административного ресурса на самом высшем уровне.

·         Преодолен психологический барьер при работе медработников при работе с медицинскими  компьютерными системами.

Однако достигнутый уровень цифровизации практического здравоохранения несравнимо ниже затрат последних 8 лет  45-50 млрд. руб. с начала финансирования создания ЕГИСЗ.

Главная причина неудач – катастрофически низкий уровень управления в этой сфере, обусловленный некомпетентностью и безответственностью двух непосредственных руководителей цифровизации российского здравоохранения - Директора Департамента ИТ и связи (ДИТиС) Минздрава России  Е.Л. Бойко и главного (и по названию и по статусу) ИТ-специалиста - Замдиректора по ИТ ЦНИИОиЗ Минздрава России (профильного НИИ Минздрава), одновременно - Главного внештатного специалиста Минздрава России по внедрению современных информационных систем в здравоохранении Т.В.Зарубиной.

Безусловно, многие проблемы достались им по наследству. С 2008 года поменялось 4 руководителя ДИТиС. Мы неоднократно говорили и писали о существующих проблемах и раньше, но такого вызывающего безобразия еще не было:

·         Некомпетентность, доходящая  до откровенного невежества.

·         Безразличие к реальным результатам своей деятельности.

·         Безответственность.

·         Демонстративное нежелание и боязнь сотрудничать с экспертным сообществом.

 

В чем это конкретно проявляется?

1.    ЕГИСЗ превратилась в высоко затратный долгострой.  Результаты не соответствуют  огромным затратам (около  50.000.000.000 за 2011-2017 годы). По данным ОНФ только 10% врачей дали положительную оценку ЕГИСЗ (2017 г.). За счет небольшого числа передовых медицинских организаций создается иллюзия благополучного состояния дел в цифровом здравоохранении в целом.

2.  Перекладывание ответственности на регионы. Каждый регион должен сам изобретать правила информатизации. Вместо того, чтобы разработать типовые документы, а затем предложить регионам утвердить уточненные  с учетом региональных условий документы, всем 85 регионам предлагается все делать самостоятельно и с нуля. А что потом делать со всем этим «зоопарком» при создании ЕГИСЗ  - ЕДИНОЙ (!) государственной информационной системы в сфере здравоохранения? А сколько это потребует денег? А сколько времени?

Один из самых ярких примеров: «Методические рекомендации Минздрава  по обеспечению функциональных возможностей Региональных медицинских информационных систем (РМИС)» от 23.06.2016, где сказано, что  на уровне региона должен быть подготовлен единый открытый стандарт обмена данными между РМИС и медицинской информационной системой медорганизации (МИС МО). «Данный стандарт должен поддерживаться всеми используемыми в регионе МИС МО, которые взаимодействуют с РМИС» (п.14.1, поз. 1). С точки зрения профессионалов это положение – полный бред и свидетельство полного профессионального невежества и Бойко, и Зарубиной. Это примерно то же самое, что создавая единую железнодорожную систему страны, предоставить каждому региону возможность определять ширину колеи, напряжение в электросетях, высоту платформ и т.д.

Особенно возмущает в этой истории то, что, даже, после того, как мы сообщили уважаемой Елена Львовна о единодушной позиции  специалистов, согласно которой подобные стандарты изначально должны готовиться на федеральном уровне (т.е. по распоряжению Минздрава), а уже потом направляться в регионы. (Причем, как выяснилось, и сама Директор ДИТиС эту точку зрения разделяет). Однако, вместо того, чтобы внести изменения в ведомственный документ (что никакого труда не составляет), она оставила все, как есть – «пусть расхлебывают те, кому интересно». А ведь этот документ для ЕГИСЗ - принципиальный!

Похожая ситуация сейчас наблюдается и в вопросе использовании на территории субъекта  РФ электронных рецептов

3.    Низкое качество подготовки документов. Многочисленные ошибки и нелепицы. Вот примеры из программного документа «План мероприятий ("Дорожная карта") по развитию Единой государственной информационной системы в сфере здравоохранения в 2015-2018 гг.» - http://www.rosminzdrav.ru/informatizacia-zdravoohranenia.

·         «Процент цифрового диагностического медицинского оборудования,  обеспечивающего передачу результатов исследований в прикладные компоненты регионального сегмента ЕГИСЗ в соответствии с утвержденным в субъекте Российской Федерации регламентом» (п. 34) должен составлять 20%, в 2015 г., 30% - в 2016 г. 50%, в 2017 г., и 100% - в 2018 г. При этом могучий интеллект авторов документа определили, что сам «регламент передачи цифровым диагностическим медицинским оборудованием, эксплуатируемым в медицинских организациях субъекта Российской Федерации, результатов исследований в прикладные компоненты регионального сегмента ЕГИСЗ»  (п. 30) должен быть утвержден только в 2016 (т.е. реально лишь к 2017 году). Это напоминает известный анекдот про дурдом, где сначала публику запускают в бассейн (в т.ч. и для прыгания с вышки) и обещают в случае хорошего поведения  налить в бассейн воду. Кстати, приближается конец 2018 года. Кто-нибудь видел это регламент? Кто-нибудь видел эти победные 100%? А ведь за пару месяцев эти пункты не выполнишь.

·         «Внедрен федеральный сервис системы поддержки принятия врачебных решений (СППВР) в прикладных системах ЕГИСЗ» (п.40, Выполнение – 2018 г.). Мне кажется, что люди, которые писали этот пункт довольно слабо представляют, о чем они говорят. Конечно, если подразумевается, что эти системы, умножая 2 на 2, получают 4, а не 5, то проблем нет. Но, если мы имеем в виду реальные СППВР, то это очень сложные и неоднозначные задачи. Даже, если бы ДИТиС в совокупности с ЦНИИОиЗ, начиная от уборщиц, состояли исключительно из нобелевских лауреатов, то и в этом случае были бы большие сомнения в возможности решения этой задачи за несколько лет. Сама идея, что можно сделать такой сервис для целого комплекса сложнейших и разнообразнейших задач (лабораторные исследования, радиология, функциональная диагностика, управление и т.д.) лично мне представляется абсолютно дилетантской. А, если учесть, что и с менее сложными вопросами  возятся по несколько лет, то говорить о массовом внедрении интеллектуальных системах как-то несерьезно. Кстати, и где же эта чудо СППВР – ?

·         И таких примеров полно.

4.    Нежелание тиражировать удачный региональный опыт информатизации, опыт передовых медицинских организаций. Стремление за бюджетные деньги  без конца изобретать велосипед. Полное безразличие к лучшим отечественным разработкам, в т.ч. -  к телемедицинским, о любви к которым сейчас везде так любят говорить.

5.    Через несколько дней после принятия 242-ФЗ Президент РФ отдает распоряжение о подготовке к 30.09.2017 пакета первоочередных  нормативных актов. Однако, спустя практически год, из 15 документов приняты лишь меньше половины. Но и большая часть из них практически не готова к реальному применению. При этом надо отметить, что за 2 года подготовки 242-ФЗ Минздрав потратил на ЕГИСЗ более 2-х млрд. руб. Одного процента этой суммы было бы достаточно для разработки пакета необходимых нормативных и актов.

6.    Экспертное сообщество практически полностью отстранено от принятия управленческих решений и оценки их применения. Экспертный совет (ЭС) Минздрава по использованию ИКТ в системе здравоохранения разогнан  Е.Л.Бойко и Т.В. Зарубиной: последнее его заседание состоялось в октябре 2015 года. Обе чиновницы, судя по всему, панически боятся любых реальных обсуждений. Полагаю, что это объясняется двумя причинами:

·           Желание максимально снизить уровень сложности решаемых задач, чтобы потом можно было проще отчитаться об их выполнении.

·           Нежелание демонстрировать свою некомпетентность при открытых и равноправных обсуждениях с профессионалами.

Кстати, весной 2016 Елена Львовна попробовала организовать трансформацию ЭС, в целях повышения эффективности его работы, на что приглашенные члены совета (и я в т.ч.) с энтузиазмом откликнулись. Однако, очень быстро выяснилось, что планируется не создание более работоспособного ЭС Минздрава, а создание Персонального ЭС при лично Е.Л.Бойко. Его члены отбирались бы лично Е.Л., отчитывались бы перед Е.Л., и итоговые решения, естественно, принимались бы исключительно лично Е.Л. Т.е. руководство Минздрава будет слышать не мнение экспертного сообщества, и с учетом его принимать те или иные решения (как это было, или хотя бы, декларировалось до этого), а мнение все той же Е.Л. Присутствовала тут и уважаемая Т.В.Зарубина, которая как бы отнекивалась от участия в новом – революционном ЭС. Но под давлением отдельных криков с мест в стиле «Как же мы без Вас-то?!», вроде бы, дала себя, все-таки, уломать. Это напоминала картину, когда уже не очень трезвому человеку усиленно предлагают налить, а он картинно прикрывает рюмку рукой, расставляя при этом пальцы – чтобы не дай бог не промахнулись. Потом пришла в голову и другая – более возвышенная ассоциация - народный ход в Александровскую слободу с целью уговорить царя Ивана Васильевича (Грозного) вернуться на должность. Правда, после моего (извините за нескромность) вопроса, а на каком законном основании одна часть ЭС (7 или 8 человек) низвергнет (отстранит, замочит, пошлет в …) оставшуюся часть членов (более 20 чел.), утвержденных, кстати,  приказом Министра, веселая дискуссия быстро увяла и перешла в эндшпиль с предложением обдумать на дому радужные перспективы. Но поскольку дураков не нашлось (все, видимо, быстро сообразили, что потом могут и их … пинком под зад), на этом все и заглохло, продемонстрировав в очередной раз могучие организационные способности Е.Л. На том сей балаган и завершился. Правда, не так давно Е.Л. дала понять, что зуд на голове от несуществующей (пока) короны не проходит. А посему - расслабляться рано.

7.     Реализация практически всех основных направлений цифровизации, определенных в ФЗ 242, заблокировано отсутствием ключевых нормативных документов. До сих пор не определен статус электронного документооборота (ЭДО), что в принципе исключает широкий переход к цифровому здравоохранению.

8.     Широкое внедрение Электронная медицинская карта (ЭМК) – важнейшей компоненты ЕГИСЗ - фактически блокируется. Пакет нормативных документов по ЭМК, переданных в Экспертный совет Минздрава по ИКТ еще в октябре 2015, положен «под сукно», несмотря на прямое указание заместителя министра Н.А.Хоровой.

9.     Нет документов, регламентирующих работу ИТ-службы медицинских организаций. Последний такой документов был принят Минздравом в 1986 г. (!). Работа в этом направлении откровенно саботируется.

10.  Наука полностью исключена из действительной программы действий (а не дежурной болтовни) ДИТиС и ЦНИИОиЗ.

11.  Отсутствует методическое обоснование архитектуры и состава ЕГИСЗ. Нет никаких, даже, самых, что называется, лежащих на поверхности ориентиров: Сколько должно создаваться АРМ в медицинских организациях в зависимости от мощности медицинской организации, сменности, задач и т.д. , какие программы предстоит подключить к ЕГИСЗ и какую информацию надо от них получать и т.д. Кстати, в ближайшее время предстоит начать обновление средств вычислительной техники, установленной на начальном этапе. Сколько? Куда? Чего?

12. За 8 лет не создана система мониторинга создания ЕГИСЗ:

·           Невозможно оценить реальную динамику оснащения средствами вычислительной техники и интернетом медорганизаций, городов, регионов.

·           Нет статистики используемых в стране МИС, нет системы объективной оценки их соответствия утвержденным требованиям.

·           Нет систематизированной информации по формам ИТ-поддержки МО (численность собственного персонала, передача на аутсорсинг и т.д.), что не позволяет облегчить и оптимизировать развитие и сопровождение ИТ в медорганизации. И многое, многое другое.

Отсутствие объективного мониторинга выгодно в первую очередь тем, кому реально отчитываться нечем – с высоких и прочих трибун можно без конца рассказывать одни и те же сказки, не очень согласующиеся с реальностью.

13. Общаться с г-жой Бойко можно теперь только через экспедицию Минздрава. Электронные письма, направляемые по электронной почте на официальный адрес Департамента, не являются достаточным основанием для рассмотрения Еленой Львовной (это не хохма – это факт, неоднократно подтвержденный и ею, и ее сотрудниками). Видимо, таким  образом уважаемая Е.Л. выражает свое отношение к движению России в сторону цифровизации.

14. Мы неоднократно (последний раз в декабре 2016 г.) направляли совершенно конкретные предложения по созданию компьютерных систем многопрофильного скрининга - для раннего выявления широкого круга социально значимых заболеваний (онкологических, кардиологических и других заболеваний). Для выполнения этой работы имеется все необходимое: есть очень четкая минздравовская постановка задачи, есть огромный задел еще с советских времен,  есть многочисленные и качественные современные наработки, которые в сочетании с телемедицинскими технологиями могут дать колоссальный эффект при относительно небольших вложениях средств. Но ни Бойко, ни Зарубиной это неинтересно.

15 Отдельно о судьбе разрекламированной в свое время Профильной комиссии Минздрава по внедрению современных информационных систем в здравоохранении. Поэтому еще немного истории.

Когда в конце 2012 в Минздраве появилась должность Главного внештатного специалиста (ГВС) по внедрению современных информационных систем в здравоохранении, и на эту должность была назначена Т.В.Зарубина (далее – Т.В.), то и я, и все специалисты, с кем это обсуждалось, были искренне этому рады, т.к. надеялись, что появился еще один канал взаимодействия профессионального сообщества с Минздравом.

Однако, прошло не так много времени и стало ясно, что наш оптимизм был несколько преждевременным. Кроме того сложилась довольно странная (чтобы не сказать анекдотичная) ситуация: в одном лице соединились главный внештатный специалист и главный штатный специалист, т.к. Т.В. была назначена и Зам. директора профильного института Минздрава по информатизации (ЦНИИОиЗ) по ИТ.  Поэтому становится очень интересно, кому адресует Т.В. следующее заявление: «Информатизации здравоохранения мешает отсутствие нормативно правовой документации»?  (23.05.2016, полностью см. здесь). Именно так – принципиально,  смело и нелицеприятно – обращается та Т.В.Зарубина, которая ГВС, к той Т.В.Зарубиной, которая Зам. директора ЦНИИОиЗ по ИТ и отвечает за отсутствие этой документации.  Жаль, неизвестно, что ответила вторая Т.В. первой.

Ни у ГВС, ни у возглавляемой ею Профильной комиссии Минздрава по внедрению современных информационных систем в здравоохранении,. Нет, не то, что сайта, нет, даже, странички в интернете, где бы систематически отражалась их деятельность (планы, результаты, основные документы и т.д.). Где же о них можно узнать? А может быть, конкретных результатов попросту нет? Если я ошибаюсь, сообщите, пожалуйста.

Например, на своем заседании в  Казани в 2015 году Профильная комиссия «установила», что главная проблема информатизации медицинских организаций – недостаток средств. Очень «оригинальный» и «неожиданный» вывод. Второй по важности причиной было названо низкое качество (отсутствие)  грамотной технической поддержки медицинских организаций. Для того, чтобы это установить съехались руководители МИАЦ из десятков регионов, потратив в общей сложности многие сотни тысяч, а, возможно, и несколько миллионов руб. Может быть эти деньги и время можно было потратить на что-то более полезное? Например, на разработку и выпуск Методических рекомендаций по организации ИТ-поддержки медицинской организации. Последний такой документ был издан Минздравом СССР в 1986 (!) году. Мы много лет направляли конкретные предложения и наработанные материалы в ДИТиС и Экспертный совет Минздрава, однако, ничего кроме откровенного саботажа (не люблю это слово, но в данной ситуации его трудно заменить) и непрофессиональных отговорок мы не получили.

Апофеоз. На последнем заседании Профильной комиссии (Москва, ЦНИИОиЗ, 29.06.2016) Т.В. выдала:  «как бы мы не оценивали собственную работу и текущие наши результаты, одно неоспоримо – открытость Минздрава перед профсообществом (видимо, имеется в виду именно наше сообщество – прим. Эльянова), возможность обсудить любой вопрос и любую идею достигли своего пика. Никогда ранее в современной истории нашей отрасли такого еще не было – и это нужно признать. Это дорогого стоит» (https://avgusev.livejournal.com/51046.html).

Маленькая ремарка. Согласно положению «заседания Профильной комиссии  проводятся по мере необходимости, но не реже 2-х раз в год». С 29.06.2016 прошло ровно два года, но ни одного заседания не состоялось. По крайней мере, никаких упоминаний об этот в интернете я обнаружить не смог. Никто из ее приближенных бардов и менестрелей на эту тему тоже ничего не сообщал. Следовательно, можно смело назвать Т.В гробовщиком Профильной комиссии. А учитывая, что перед этим (в конце 2015 г.) она совместными усилиями с уважаемой ЕЛ.Бойко (Директором ДИТиС Минздрава) угробила и Экспертный совет Минздрава по ИКТ (будучи его сопредседателем), то уважаемой Т.В. можно (и нужно)  присвоить дополнительное почетное звание ГШВГ – Главный Штатно/Внештатный Гробовщик цифрового здравоохранения.

Возможно, Т.В., просто забыла уточнить, что в ее выступлении речь идет не просто о достижении пика, а о достижении  ОТРИЦАТЕЛЬНОГО пика (например, есть Эверест, а есть Марианская впадина). Такой концентрации некомпетентности,  безразличия, самодовольства мы действительно еще не видели.

А с тем, что «это дорогого стоит», можно согласиться – государству и всем нам это пустозвонство обходится недешево.

Этот скорбный список можно продолжать и продолжать.

До тех пор, пока Е.Л. Бойко и Т.В.Зарубина остаются на своих постах, Минздрав  не имеет права жаловаться на отсутствие денег, времени, кадров и т.д. Под их руководством:

·           темпы развития цифрового здравоохранения  будут оставаться крайне низкими,

·           миллиарды будут по-прежнему выкидываться на помойку,

·           выполнение Указов Президента России (в той части, которая касается цифрового здравоохранения) будут с высокой вероятностью провалены.

 

Что необходимо сделать в первую очередь?

1.    Освобождение Е.Л.Бойко и Т.В.Зарубиной от занимаемых должностей.

2.    Назначение на их место компетентных и ответственных специалистов; желательно с учетом мнения экспертного сообщества (хотя прекрасно понимаю, что последнее пожелание – из области ненаучной фантастики, скорее, даже,   fantasy (фантазия).

3.    Возобновление работы Экспертного совета Минздрава по ИКТ.

4.    Создание независимого общественного экспертного совета по цифровому здравоохранению.

5.    Разработка перечня первоочередных документов (нормативных и методических) без которых невозможен переход к цифровому здравоохранению.

6.    Разработка программы первоочередных задач цифрового здравоохранения.

7.    Создание системы стандартизации и интероперабельности МИС. Без этого комплексная цифровизация – абсолютная химера, т.к. взаимодействие десятков различных систем без четкого прописывания алгоритмов и протоколов их взаимодействия в принципе невозможно. Финансирование Минздравом работ по стандартизации и информатизации отдельной строкой

8.    Выделение Миздравом России неснижаемых квот (не менее 5% от бюджета на ИТ) на разработку нормативного и методического обеспечения.

9.    Выделение Миздравом России неснижаемых квот (не менее 10% от бюджета на ИТ) на разработку прикладных ИТ-систем, в которых использование ИТ дает максимальный социально-экономический эффект (например, скрининговые системы, системы для обработки и анализа ЭКГ, системы работы с изображениями и т.д.).

 

Открытое письмо Министру здравоохранения России В.И.Скворцовой (см. здесь)  30.08.2018 было официально направлено в Минздрав

 

 

Фрагменты из Ваших писем

Наши информационные рассылки по этому вопросу вызвали бурную реакцию. Мы получили более сотни писем и звонков. Это немало. И в  подавляющем большинстве случаев (более 90%) в них выражалась поддержка точки зрения, высказанной  в письме. Хотя, безусловно, были и не согласные. Фрагменты из числа наиболее характерных писем привожу ниже:

·        «Полностью поддерживаю Вас. Нужно остановить это бесконечное безобразие вокруг ЕГИСЗ, где за работу выдается бездействие, где за экспертное мнение выдается некомпетентность, где ответственные сотрудники министерства уже создали себе удобные зоны комфортного существования, не хотят реально работать с проблемами и не хотят слышать ничего».

·        «Получив сегодня Ваше письмо не мог воздержаться от ответа, и от того чтобы поддержать Вас. Реальное слово, которое может точно характеризовать описываемую Вами ситуацию, это слово - позор. Со здравоохранением, в котором на кон поставлены жизнь и здоровье самого дорогого, что есть у государства - его людей, ждать нет времени; его нет  и не может быть в принципе. Неужели это не понятно нашим чиновникам? Хотелось бы выслушать аргументы и другой стороны. А может быть это не их личное нежелание и амбиции, может быть это приказ? Не может быть, чтобы эти два человека вели себя исходя только исключительно из собственных принципов и позиций. Но в письме позицию экспертного совета высказать необходимо в любом случае. Желаю Вам всяческих успехов, но сомневаюсь в реальных сдвигах!».

·        «Целиком поддерживаю! Тяжело быть белой вороной и бороться с системой. Но кто-то же должен озвучить то, с чем основная часть сообщества согласна. (За исключением, вероятно, приближенных и обласканных на сегодня). Ну и чиновным нашим коллегам трудно в такой ситуации выражать поддержку. В общем - сил для борьбы!!!» 

·        «Я Вас поддерживаю полностью. Письмо нормальное. Кроме дискредитации Минздрава и В.И. лично, такая, с позволения сказать, деятельность ответственных лиц приведет к тому, с чем Минздрав и вся система здравоохранения сталкивается каждый день и каждый раз при внедрении новых технологий: Вакуум нежелания работать с профессионалами под страхом невежества (а точнее нежелания признать его) очень быстро заполняется случайными или неслучайными карманными фирмами и фирмочками, и через некоторое время и денег нет, и толку нет, и летят головы начальников»

·        «Ждем с нетерпением реакции Министра. Но что-то мне подсказывает, что реакции не будет. И в ответ мы не получим открытое письмо, которое раскрывает успехи информатизации за все прошедшие годы. Надеюсь, что я ошибаюсь в своих расчетах и, тогда возникнет маленькая надежда, что мы можем еще помочь государству в решении задач...»

·        «Ты все правильно пишешь и даже думать не надо об оправдании и политесе. Ты эксперт и имеешь полное право высказывать свою позицию, которая может не совпадать с официозом. А реакция есть, и слава Богу. Было бы хуже если бы слили в канализацию по тихому»

·        «Внятное письмо и эмоциональность его не портит. Утверждения письма – проверяемы. Оно может помочь»

·        «Абсолютно правильное обращение! Полностью его поддерживаю. Ситуация с информатизацией в регионах, особенно в обычных районных больницах, еще более катастрофична. Низкая зарплата IT специалистов в сочетании с полной хронической неразберихой в этом направлении деятельности ЛПУ приводит к дремучему дефициту IT кадров и соответствующему состоянию дел. Нормальной нормативной базы нет. Денег нет. Целевые средства тратятся как всегда бездарно. Это при том, что все "велосипеды" уже изобретены и механизмы отработаны. Средняя ЦРБ с годовым бюджетом в 340 млн. способна сэкономить минимум 12 млн. в год на медикаментах и лабораторных расходниках только за счет внедрения  соответствующего ПО на всех этапах. За эти деньги можно не напрягаясь оснаститься ПО, новыми АРМ, поставить сети, обучить персонал….  Главная беда бюджетной медицины - очень слабая мотивация. Пора бы поучиться у бизнеса правилам менеджмента»

·         «Наблюдая полезность в целом не только для отечественного здравоохранения начатой АРМИТ борьбы с системной некомпетентностью, подменой государственных задач личными или клановыми бизнес-проектами по "раздербаниванию" бюджетов, что видится покруче, чем саботаж отдельных чиновников, не могу не высказать поддержку данной инициативе»

·        «Я согласен с каждым пунктом открытого письма. Особенно с этим: «6.  Выделение Минздравом России неснижаемых квот (не менее 10% от бюджета на  ИТ) на разработку  прикладных  ИТ-систем,  в  которых использование ИТ дает максимальный социально-экономический эффект (например, скрининговые системы, системы для обработки и анализа ЭКГ, системы работы с изображениями и т.д.)». Как присоединиться к этому письму?»

·        «Я бы с удовольствием подписался под этим письмом. Спасибо Вам большое»

·        «Согласен полностью, бардак и безответственность. Гнать этих деятелей надо»

Должен заметить, что это еще достаточно «мягкие» тексты. Есть и существенно более жесткие.

Понимаю, перечень получился длинным, но в противном случае можно попасть под обвинения в неаргументированности, предвзятости, подтасовке фактов и проч.

 

Всем ли понравилось открытое письмо Министру здравоохранения и  предложение отправить Е.Л.Бойко и Т.В.Зарубину в отставку?

И письмо и предложение отправить Е.Л.Бойко и Т.В.Зарубину в отставку вызвали достаточно своеобразную реакцию:

·         Практически никто не ставит под сомнение приведенные  факты. Я ожидал, что будут хоть какие-то конкретные возражения. Но их не было

·         Никто не говорит, что Е.Л.Бойко (Е.Л.) и Т.В.Зарубина (Т.В.) незаслуженно скомпрометированы, обижены, оболганы  Эльяновым.

С чем не все согласны?

·         Неподобающая, как им кажется, теме письма эмоциональность.

·         Письмо, как они считают,  направлено против конкретных личностей («исполнителей») – Е.Л.Бойко и Т.В.Зарубиной. И это как-то нехорошо. Надо направлять - против «системы».

 

А какой именно системы? Минздрава? Правительства?  Еще кого-то? Именно такой подход и провоцирует уверенность Е.Л. в собственной непотопляемости: Нам фактически говорят: «Вы же фактически выступаете не против Бойко, а против Минздрава». Конечно, мне, например, не всегда понятна логика Минздрава (хотя, я, естественно, не могу знать всех реальных мотивов, политических, финансовых и прочих аспектов). Но выводить из-под удара Е.Л. и Т.В. и Зарубину, прозрачно намекая, что во всем автоматически виноват Минздрав - то же самое, что на любые обвинения врачей-халтурщиков отвечать, что в работе Минздрава много несовершенств. Они - Е.Л. и Т.В. – не «пешки», они - очень важная часть портрета цифрового здравоохранения. И должны сами отвечать и за свои успехи и достижения, и за свои неудачи и провалы.

Мы понимаем, что:

·      Перед Минздравом и лично перед Министром стоят колоссальные задачи и многие из них успешно решаются.

·      Цифровизация, что бы ни говорили, к сожалению, пока не стала приоритетной задачей Минздрава. За детскую смертность, например, серьезно спросят, а за ЕГИСЗ – вряд ли. Думаю, что в Минздраве нет полного понимания НЕОБХОДИМОСТИ цифровизации. Я имею в виду не бухгалтерию, кадры, статистику, взаиморасчеты и т.п. Тут особых вопросов нет. Я про использование ИТ для решения собственно медицинских задач. Руководству необходимо постоянно объяснять, где и в чем преимущества, а где – подводные камни.  Они (руководители Минздрава) более, чем неглупые люди. Но объяснять должны те, кто реально что-то понимает, а не имитирует знание предмета.

·      В тех случаях, когда к решению наших вопросов подключались уважаемая Вероника Игоревна или ее заместители, эти вопросы удавалось решать и, кстати, довольно оперативно. Я хочу еще раз выразить признательность И.Л.Ланскому – советнику Министра здравоохранения (к огромному сожалению ныне покойному) за его помощь в организации и проведении панельной дискуссии на Международном форуме MedSoft-2017, которая стала буквально сенсацией – в ней приняли участие 15 (!) региональных министров здравоохранения.

·      Бойко и Зарубина для того и поставлены (и получают за это деньги) чтобы помогать Министру и прикрывать ему тыл, а не для того, чтобы своей некачественной работой создавать новые проблемы и дискредитировать и Минздрав, и Министра.

·      И я лично, и очень многие из нас готовы всячески помочь В.И.Скворцовой в наведении порядка в нашей сфере; и в частности – ликвидировать искусственно созданные завалы.

·      И в письме Министру представлены наши конкретные предложения.

Кстати, можно не сомневаться, что если бы в наших рассылках Е.Л. и Т.В. не упоминались бы вообще, то нас непременно обвинили бы в неконкретности, неаргументированности, бездоказательности, трусости (побоялись указать конкретные имена) и прочих грехах.

По части эмоциональности моего письма. Я всю жизнь занимался и занимаюсь своим ДЕЛОМ – компьютеризацией медицины. И я не хочу с позиции стороннего наблюдателя спокойно смотреть, как бесцельно тратятся государственные деньги, как  закрываются уже реализованные проекты, как уходят специалисты и т.д. И происходит это по вине ограниченных (а иногда и откровенно тупых и бездарных) и безразличных чиновников и прочих «специалистов». Меня это волнует. А Вас?

Кстати, более, чем весомая, структура - Общероссийский Народный Фронт (ОНФ), за последние годы неоднократно (2015, 2016, 2017, 2018) и в очень сдержанной и деликатной форме обращала внимание на то, что ситуации с цифровизацией здравоохранения идет, мягко говоря, не идеально. Дало это какие-то ощутимые результаты?

Ниже – фрагменты писем с негативным отношением к открытому письму министру и к предложению немедленно отправить в отставку Е.Л.Бойко и Т.В.Зарубину. Таких писем немного, но они есть. Постараюсь объяснить, в чем и почему, на мой взгляд, товарищи не правы.

 «Я не любитель подобных публичных «обличительных» писем, тем более в излишне эмоциональном тоне – говорит  создатель Телеграм-канала «ИТ в медицине» Геннадий Никитин. – Михаил Эльянов выбрал очень «удобный» момент накануне подведения итогов «дорожной карты» по развитию ЕГИСЗ, когда уже надо показывать 100% выполнение КПЭ и понятно, что они не будут выполнены во всех субъектах. В каких-то вещах он, конечно, прав, потрачено много денег, вполне возможно, какая-то часть из них – и неэффективно, но в такой большой системе, как Минздрав, не может быть всего двух «злодеев». Уровень Федерации, за который напрямую отвечает Елена Бойко, выстроен очень хорошо, и это факт. От региона к региону ситуация сильно отличается, и в первую очередь это зависит от того, как работает ОУЗ в регионе, а это уже вопрос к региональным властям, странно, что Михаил Михайлович не предлагает взяться за губернаторов отстающих регионов».

Если бы таких оппонентов, как г-н Никитин не было, их надо было бы придумать. Отвечаю по пунктам.

А когда надо было задавать вопросы по проекту? Вначале? Мы их задавали (начиная с конца 2010 г.). И весной 2015 г., когда была выпущена Дорожная карта,  тоже задавали (см. Дорожная карта по топтанию на месте). И еще много раз задавали. Ответ не получили. Поэтому ничем тут не могу Вас утешить.

Тезис «Уровень Федерации, за который напрямую отвечает Елена Бойко, выстроен очень хорошо, и это факт» вызывает много вопросов у тех, кто в этом разбирается. А по поводу отстающих регионов: аргументы в стиле «а там еще хуже…» не очень впечатляют. Пусть каждый отвечает за свою работу.

Г.Никитин: «Я лично не видел ни одной концепции от АРМИТ для решения тех проблем, которые озвучиваются в письме. Если бы Михаил Михайлович с экспертным сообществом проработал нормативные документы, регламенты, типовые решения и обратился с ними для обсуждения в Минздрав и был отвергнут, у него было бы полное моральное право делать те утверждения, которые он сделал, а так – это простой популизм».

Спасибо, г-н Никитин, за тонкую подводку к дополнительным аргументам. Загляните на http://www.armit.ru/medsoft/2016/contest/ и «обнаружите» 8 (восемь) типовых требований к основным классам медицинских компьютерных систем (ЛИС, PACS, Системы для решения задач, профилактики, диспансеризации скрининга и др.), которые мы разрабатывали, начиная с 2013 г., и которые мы постоянно предлагали Минздраву для рассмотрения. Более того, в 2015 Минздравом были утверждены требования к МИС медорганизаций, разработанные к тому времени АРМИТ и привлеченными ею специалистами. Кстати, команду на их утверждение требований  дала именно Министр В.И,Сквороцова в то время, как наши неоднократные обращения к Т.В.Зарубиной и в ДИТиС, не дали ничего. И другие документы направляли. С октября 2015 в Экспертном совете Минздрава без движения лежит, подготовленный Б.В Зингерманом пакет документов по Электронной медицинской карте (об этом мы писали 20 августа).

По поводу «Я лично не видел …». Вот тут, действительно, крыть нечем: личного курьера к г-ну Никитину не направляли.

Кстати, хочется спросить г-на Никитина: а откуда Вы знаете о том, что направляли, а что – нет?  Вы – не член ЭС, и в качестве эксперта туда тоже не привлекались. Протоколы заседаний не публиковались (а как недавно выяснилось, некоторые протоколы, конечно, были, но сейчас «утеряны»). Поэтому, уважаемый г-н Никитин, если Вам пишут шпаргалки, постарайтесь, хотя бы понять, что в них написано.

Мне очень понравилась реакция Германа Сергеевича  Клименко «Надо понимать, что ни Бойко, ни Зарубина не являются персонифицированным злом – есть система». Класс! Многозначительно и обтекаемо. Чувствуется опыт. А что делать-то? «Надо договариваться, а не ругаться» (Г.К). Пытаемся. 10 лет пытаемся. И об этом сказано в письме министру. Но все без толку.

И про грипп у Г.С. очень интересно: «Например, … прямо сейчас сезон гриппа, и основная задача Минздрава – обеспечить, чтобы смертность от гриппа была меньше. И в этом плане мы для себя приняли, что, конечно, наша задача очень важная, но важно понимать, что и у Минздрава есть проблемы, и нужно как-то встраиваться». И в моем письме сказано про это же. Но, разве,  Е.Л.Бойко и Т.В.Зарубину перебросили на борьбу с гриппом или на решение какой-то более срочной задачи? Нет, они продолжали решать свои задачи. И делали это, как мне кажется, плохо.

На замечание Г.С. «Но, может быть, экспертный совет оказался не нужен» можно легко возразить: если Экспертный совет (ЭС) Минздраву не нужен, то закройте его или измените его состав. И сделайте это официально. Но дело в том, что ЭС нужен в первую очередь именно Минздраву, а не его членам. ЭС снижает вероятность принятия ошибочных решений (или непринятия правильных), а их значительно больше, чем допустимо.

 «Мне кажется, что это личная обида, возможно, даже по делу» (Г.К.).
Обидно, если вместо заказанного бифштекса принесли перловую кашу. В данном случае,  если, нужны определения, скорее, злость. Дело в том, что я всю жизнь занимаюсь своим делом – ИТ в медицине. И мне совсем небезразлично наблюдать, как бесцельно тратятся государственные деньги, как  закрываются уже реализованные проекты, как уходят специалисты и т.д. И происходит это по вине ограниченных и безразличных чиновников и прочих «специалистов». Меня это здорово волнует. А Вас?

Понятно, что никто не хочет портить отношения с Минздравом (можно подумать, что я этого хочу). Люди не могут рисковать благополучием своих организаций и работой своих сотрудников. «На просьбу портала Medvestnik.ru прокомментировать свое отношение к высказываниям Михаила Эльянова большинство опрошенных – из числа участников рынка – ответили отказом. Те, кто полностью согласен с выводами Михаила Эльянова, предпочли, чтобы их имена не упоминались в этой связи».

 

Получим ли мы ответ из Минздрава?

Многие из написавших, полностью соглашаясь с письмом, тем не менее, сомневаются, получим ли мы серьезный ответ. Мы провели опрос  «Открытое письмо Министру» и предложили всем высказать свою точку зрения  Мнения разделились следующим образом:

Вопрос: Надо ли было направлять письмо Министру?

Вопрос: Получим ли мы ответ?

Ответ на первый вопрос вполне предсказуем. Все видят, что происходит. Странно, но считающие, что писать не надо было, практически не приняли участия в опросе. По результатам общения последнего месяца их процентов 10 (т.е. больше, чем на диаграмме).

Ответ на второй вопрос несколько обескураживает. Я понимал, что никто особых иллюзий не испытывает. Но, что б настолько … Абсолютное большинство считает, что в ответ мы получим отписку. А безусловный аутсайдер - ответ «Будут конкретные результаты: снятие указанных чиновниц, встреча Министра с представителями профсообщества, возобновление работы Экспертного совета Минздрава по ИКТ и т.д.».

Ответ из Минздрава мы должны получит до 1 октября. Будет возможность проверить, кто окажется наиболее прозорливым.

Михаил Эльянов

Президент АРМИТ, к.т.н.

Руководитель рабочей группы Экспертного совета Минздрава по использованию ИКТ в системе здравоохранения

Стаж работы в сфере информатизации – 42 года

 

Вернуться в начало